8
2017

Ветра зимы мартин читать

categories: Загрузки

СОДЕРЖАНИЕ:

  • Ветра читать зимы мартин
  • Джордж Мартин — Вихри зимы (Ветра зимы) | The Winds of Winter
  • Ветра зимы
  • Ветра читать зимы мартин


ветра зимы мартин читать

Тогда же Мартин отверг идею возможного пятилетнего промежутка между событиями Танца и Ветров Зимы, пояснив, что теперь это сделать невозможно (само по себе предложение  Начать читать книгу онлайн. Информация о книге. Просмотров: Главная» Читать книгу» Вихри зимы (Ветра зимы) — Джордж Мартин.  Джордж Мартин. Глава 1. Барристан I. Во тьме ночной летели мертвецы и падали дождем на город. Цикл Песнь льда и пламени уверенно движется к логичному завершению. Уже двадцать лет эта эпическая сага собирает щедрый урожай восторженных отзывов поклонников./

Единственным источником света были стоявшие на столе свечи. Ноги Теона болтались в шести футах над землёй. Теон дёрнулся в своих оковах. Он узнал этот голос. Руки пронзило болью от плеч до запястий.

Всё, что он сделал, всё, что пережил: Ров Кейлин, Барроутон и Винтерфелл, Абель со своими прачками, Воронье Мясо и Амберы, побег в метель — всё лишь для того, чтобы сменить одного мучителя на другого. Станнис вытащил кинжал, и Теону на миг показалось, что его величество заколет им банкира.

Станнис приложил лезвие к подушечке большого пальца своей левой руки и резанул. Это должно осчастливить ваших хозяев. Станнис обмакнул перо в сочащуюся из пальца кровь и нацарапал своё имя на куске пергамента. Другие отскакивали от стен пирамид и башен, отмечая место удара кровавым пятном. Сколь ни велики были юнкайские требушеты, им не хватало дальности, чтобы закинуть все свои ужасные снаряды далеко в город — большинство покойников падало сразу за стенами или разбивалось о парапеты и навесные башни.

И все же шесть сестер-осадных машин, выстроившись вокруг Миэрина неровным полукругом, били по всем городским кварталам, и только самые северные у реки избежали обстрела: Когда Дейенерис брала город, эти самые ворота выбили огромным тараном по прозвищу Хрен Джозо, сделанным из корабельной мачты.

Здесь, у ворот, на их пути стали великие господа и их рабы-солдаты, и бой шел на окрестных улицах не один час — когда город наконец пал, сотни мертвых и умирающих усыпали площадь. А потом рынок вновь обернулся бойней — но на этот раз покойников привезла бледная кобылица. Днем кирпичные улицы Миэрина пестрили полусотней красок, но ночь превратила мозаику разноцветного кирпича в черно-бело-серую. Свет факелов блестел в лужах, оставленных недавним дождем, рисовал огненные блики на шлемах, поножах и нагрудниках солдат.

Сир Барристан Селми ехал мимо медленно. Цены поднимутся еще выше. Пока мы стережем наши урожаи, Ройс и другие лорды Хартии превратят свои в серебро, в этом можно быть уверенным. А сейчас, если вы меня извините, мои лорды, похоже, я понадобился моей дочери. Отец, сожалею, что потревожила тебя, но я подумала, что ты захочешь узнать, что Уэйнвуды прибыли.

Он слеп, или просто глупец? Иногда это означает то же самое. Если б он лишил парня возможности проявить себя, это могло бы внести меж ними разлад, так почему бы не позволить ему принять участие в схватках? Юноша все равно не опытен настолько, чтобы заполучить место среди Крылатых Рыцарей.

Лорд Графтон поцеловал Алейне руку и оба лорда направились прочь, оставив ее наедине с ее лордомотцом. Он взял ее за руку и повел вглубь подвала, по пустому подземелью.

Теперь-то ты должна это знать. Ты насмотрелась на них предостаточно.

Он назвал меня твоим бастардом. Прямо во дворе, на глазах у всех. Эта помолвка не была его идеей, и Бронзовый Джон, вне всякого сомнения, предостерег его насчет моих уловок. Он не доверяет тебе и полагает, что ты недостойна его. Он может считать себя великим рыцарем, но сир Лотор говорит, что он всего лишь выскочка-оруженосец. Петир приобнял ее одной рукой. Привести его сюда было первой частью нашего плана, но теперь нам нужно его задержать, и сделать это можешь лишь ты. Он питает слабость к милым личикам, а чье личико краше твоего?

Я не могу посадить тебя на помосте, но у тебя будет почетное место выше соли, под настенным канделябром. Огонь будет сиять в твоих волосах, так что всякий увидит, как ты хороша лицом.

Не выпускай из рук тяжелую длинную ложку, чтобы отбиваться от оруженосцев, сладкая. Тебе не нужны путающиеся под ногами зеленые юнцы, когда рыцари окружат тебя, моля о знаке благосклонности. Предпочти вместо него еще кого-нибудь галантного. Ты ведь не хочешь казаться слишком нетерпеливой. Это и будет твой шанс. Коснись его, когда будешь говорить. Подразни его, чтобы уколоть его гордость. Если он ответит, скажи, что чувствуешь себя дурно, и попроси его вывести тебя наружу подышать свежим воздухом.

Ни один рыцарь не откажет в такой просьбе прекрасной деве. Помни об этом всегда. Пиршество оказалось именно таким, как обещал ей отец. Было подано шестьдесят четыре блюда в честь шестидесяти четырех участников турнира, приехавших посоперничать за серебряные крылья перед их лордом.

Из рек и озер прибыли щука, форель и лосось, из морей — крабы, треска и сельдь. Тут были и утки, и каплуны, и павлины в оперении, и лебеди в миндальном молоке. Были поданы молочные поросята в хрустящей корочке с яблоками во ртах, а три огромных зубра были зажарены целиком над ямами с огнем в замковом дворе, будучи так велики, что их нельзя было пронести через двери кухни. Караваи горячего хлеба заполняли столы в зале лорда Нестора, огромные колеса сыра извлекались из подвалов.

Масло было только-только сбито, были и лук-порей, и морковь, жареный лук, свекла, репа, пастернак. Но восхитительней всего было изготовленное поварами лорда Нестора великолепное лакомство — лимонный торт в форме Копья Гиганта, двенадцати футов высотой и украшенный сахарным Орлиным Гнездом.

Зяблик тоже любил лимонные пирожные, но только после того, как она сказала, что они — ее любимые. На торт пошли все лимоны в Долине, но Петир обещал, что пошлет за добавкой в Дорн. Тут были и подарки, изумительные подарки. Каждый из соревнующихся получил плащ из серебряной парчи с брошью из ляписа в виде пары соколиных крыльев. Тонкие стальные кинжалы были подарены братьям, отцам и друзьям, что пришли наблюдать за схватками. Матерям, сестрам и прекрасным леди достались рулоны шелка и мирийские кружева.

Брейкстоун не был туп, чтобы не понять смысла ее слов. Подлинным источником обильных даров был не лорд Нестор, а лордпротектор. После того, как был подан и убран десерт, столы подняли с козел, чтоб расчистить место для танцев, и привели музыкантов. Алейна вступила в разговор: Когда она вышла за моего отца, он обезумел и вытолкнул ее в Лунную Дверь. С тех пор лорд Роберт ненавидит пение.

Но ему все еще нравится музыка. Поднявшись, он предложил Алейне руку. Он был ее первым партнером в тот вечер, но отнюдь не последним. Как и обещал ей Петир, молодые рыцари стекались к ней, соперничая за ее благосклонность. Потом был сир Албар Ройс, тучный и туповатый брат Миранды и наследник лорда Нестора. Она протанцевала со всеми тремя Сандерлендами: Утер Шетт появился, дабы расточать сальные похвалы, попутно наступая ей на ноги, зато сир Таргон Полудикий оказался самим воплощением учтивости.

После того сир Роланд Уэйнвуд перехватил ее и рассмешил своими комментариями о половине собравшихся в зале рыцарей. Его дядя Уоллес в свою очередь попытался сделать то же самое, но слова не шли. В конце концов Алейна сжалилась над ним и принялась весело щебетать, дабы уберечь его от чувства неловкости.

Поклонникам «Песни Льда и Пламени», судя по всему, еще долго ждать выхода следующей книги цикла

Когда танец завершился, она извинилась и вернулась на свое место, чтобы выпить вина. Там он и стоял, Гарри Наследник собственной персоной.

Могу ли я потанцевать с вами? Она задумалась на миг. Краска прихлынула к его щекам. Вы должны простить меня. Может быть, вы объясните мне, сир?

Сир Гаррольд выглядел сконфуженным. Он кивнул, предложил свою руку и повел ее танцевать. Пока они ждали продолжения музыки, Алейна бросила взгляд на возвышение, где сидел, глядя на них, лорд Роберт. Мейстер Колемон должен был убедиться, что он выпил большую дозу сладкого молока перед пиром, но все же… Тут музыканты вновь начали играть, и она танцевала.

Должна ли она сказать ему, какой он искусный танцор? Вместо этого она выговорила: Это было не совсем то, что большинство девиц могли бы сказать своему почти-жениху, но ей хотелось посмотреть, станет ли сир Гарри лгать. Моей дочери Алис два года.

Девчушка была прелестна, когда я ее встретил, но роды превратили ее в толстую корову, так что леди Анья устроила ей брак с одним из своих всадников. С Шафран все иначе. Сиру Гаррольду хватило приличия, чтобы покраснеть. Он богат, один из богатейших людей в Чаячьем городе.

футажи на свадьбу из к ф кавказкая пленница бесплатно

Сделал состояние на специях. Это едва не заставило его оступиться. Высокая и стройная, с большими карими глазами и волосами, как мед. Сир Гаррольд изучал ее лицо. Когда леди Анья сказала мне об этой партии, я побоялся, что вы будете похожи на отца.

Мгновение он выглядел шокированным. Но когда песня уже подходила к концу, он расхохотался. Она провела пальцем по его щеке. Я стану всеми пряностями, какими только захотите.

Он расплылся в улыбке. А до того дня, могу ли я надеть знак вашей благосклонности на турнире? Он уже обещан… другому, — она пока не была уверена, кому именно, но знала, что кого-нибудь найдет.

Арианна I [2] Поутру, когда она покидала Водные Сады, отец встал со своего кресла, чтобы расцеловать ее в обе щеки. Будь моими глазами, моими ушами, моим голосом… и прежде всего, береги себя. Она не плакала — Арианна Мартелл была принцессой дорнийской, а дорнийцы не тратят воду по пустякам. Но до слез дело едва-едва не дошло: Встав с кресла, Доран Мартелл показывал свою любовь; встав, он показывал свою веру. Всемером они отправились в путь на семи дорнийских пустынных конях.

Маленький отряд двигался быстрее бы, чем большой, но наследнице Дорна не под стать путешествовать в одиночестве. Из Дара Богов прибыл сир Дейемон Сэнд — бастард, когда-то оруженосец принца Оберина, теперь присягнувший мечом Арианне.

Водные Сады прислали ей семь воронов и рослого юношу, чтобы ухаживать за ними. Его звали Нэт, но этот Нэт столько времени провел со своими птицами, что иначе как Перышком его никто не называл. И, поскольку у принцессы должны быть свои фрейлины, спутницами Арианны стали прекрасная Джейн Ледибрайт и дикая Элия Сэнд, девица четырнадцати лет. Они отправились к северу через северо-запад, через засушливые земли, прокаленные солнцем равнины и бледные пески к Призрачному Холму, твердыне дома Толандов — там их ждал корабль, который перевезет принцессу и ее спутников через Дорнийское море.

Мы здесь блуждаем в тумане, в лабиринте слухов, небылиц, моряцких баек. Я и пальцем не пошевелю, пока не буду знать точно, что творится. Эллария вернулась в замок своего отца — Адову Нору, и с собой она забрала младшую дочь Лорезу, которой только-только исполнилось семь.

Дорея осталась в Водных Садах, затерявшись среди доброй сотни других детей. Обеллу должны были отправить в Солнечное Копье — служить чашницей жене кастеляна Манфри Мартелла. Два дня и почти две ночи они ехали через пустыню, трижды сделав остановку, чтобы сменить лошадей. Арианна чувствовала себя одинокой в окружении незнакомцев. Элия приходилось ей кузиной, но это был еще наполовину ребенок, а Дейемон Сэнд… Арианна не могла относиться к нему так, как прежде — до того, как бастард из Дара Богов посватался к ней, и Доран Мартелл отказал ему.

Дейемон был тогда еще мальчишкой, к тому же незаконнорожденным, и не годился в мужья принцессе дорнийской — чем он думал?

И это было решение ее отца, а не ее собственное.

Притча о доброте видео скачать

Других своих спутников она почти и не знала. Арианне не хватало ее старых друзей. Дрю, Гаррин и милая СильваКрапинка были неразлучны с принцессой с детства — верные товарищи, которые хранили секреты, подбадривали, когда ей было грустно, помогали ей одолеть свои страхи.

Один из них ее предал — и все же Арианне не хватало их всех в равной степени. Арианна впутала их в свой заговор — похитить Мирцеллу Баратеон, короновать ее, маленьким мятежом заставить отца поднять большой — но чей-то неверный язык испортил все дело.

Наивный сговор кончился ничем — разве что бедная Мирцелла лишилась части лица, а сир Арис Окхарт — жизни. И сира Ариса не хватало Арианне — много сильнее, чем ей хотелось бы.

Я завлекла его к себе постель и в свой заговор, присвоила его любовь и его честь, а ему не отдала ничего, кроме своего тела. Иначе зачем ее белый рыцарь ринулся на секиру Арео Хотаха и умер так, как он умер? Дорого ей обошлась эта игра. Дрю услали прочь за полмира — в Норвос, Гаррина — в Тирош на два года; милую веселую глупышку Сильву отдали в жены Элдону Эстермонту, который годился ей в деды. Сир Арис расстался с жизнью, а Мирцелла с ухом. Один только сир Герольд Дейн удрал в целости и сохранности.

Не шарахнись в последний момент лошадь Мирцеллы, меч раскроил бы девочку от груди до пояса — а так ей только отрубило ухо. Дейн был худшим из грехов Арианны, тем, о котором принцесса жалела больше всего. Одним ударом меча он превратил неуклюжий заговор в нечто грязное и кровавое. Милостью богов к этому дню Обара Сэнд уже загнала Темную Звезду в его горную крепость и прикончила его.

Именно это она и сказала Дейемону Сэнду в первый вечер, когда они остановились на привал. Сир Герольд куда больше заслуживает звания змеи, чем ваш дядя. Принц Оберин видел, что это за ядовитая гадина, он не раз так говорил — жаль, что так и не потрудился ее раздавить.

Мы вконтакте

Вот что ее провело — Герольд Дейн был черств и жесток, но так прекрасен на вид, что принцесса и наполовину не поверила тем слухам, что о нем ходили. Красивые юноши всегда были ее слабостью — особенно те, в ком чувствовалось что-то темное и опасное. С рассветом они снова отправились в путь. Элия Сэнд скакала впереди, и черная коса вилась у нее за спиной, когда всадница неслась галопом по растрескавшимся сухим равнинам и вверх по склонам холмов.

Ветра зимы (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно

Эта девочка одержима лошадьми — вот почему от нее и разит лошадью, к неудовольствию ее матери. Иногда Арианна от всей души жалела Элларию: Остальной отряд двигался более умеренным темпом.

Принцесса оказалась рядом с сиром Дейемоном и вспоминала другие конные прогулки прошлых лет, прогулки, которые часто заканчивались объятиями. Арианна ловила себя на брошенных украдкой взглядах в сторону Дейемона — как он высок, как величав в седле — и напоминала себе, что она наследница Дорна, а он всего лишь ее телохранитель.

Или спился — я слышал и такие рассказы. Или просто какой-то хитрый наемник присвоил имя мертвеца. Тогда у него терпения не меньше, чем у ее отца. От этой мысли Арианне стало неспокойно. Вести переговоры с человеком таких качеств может быть опасно. Я его не знал. Коннингтон был лордом Гнезда Грифонов, когда Гнездо Грифонов еще было лордством.

Оруженосцем принца Рейегара — или одним из оруженосцев. Потом — другом и спутником Рейегара. Во время восстания Роберта Безумный Король сделал Коннингтона десницей, но в Каменной Септе состоялась Колокольная битва, десница был разбит, и Роберт улизнул от него.

Король Эйерис пришел в ярость и отправил Коннингтона в ссылку. Там он и умер. Должно быть что-то еще. Каким человеком он был. Честным и благородным, алчным и корыстным, гордым?

Рейегару он был верным другом, но с другими он вел себя колко. Роберт был его сюзереном, но, как я слышал, Коннингтону не по нраву была служба у такого лорда. Даже в те времена Роберта интересовали в основном шлюхи и вино.

Некоторые предпочитают держать свои постельные похождения в тайне. Сир Дейемон пожал плечами. Это тоже озаботило Арианну. Сир Арис Окхарт нарушил присягу ради нее, но, похоже, Джона Коннингтона так легко поколебать не удастся.

Вечером, когда они остановились на привал, Арианна укрылась в шатре, который делила с Джейн Ледибрайт и Элией Сэнд, и вытащила из рукава пергамент, чтобы заново перечитать послание. Принцу Дорану из дома Мартеллов Вы вспомните меня, надеюсь. Я хорошо знал вашу сестру и был верным слугой вашему зятю. Как и вы, я скорблю по ним обоим. Я жив, и жив сын вашей сестры. Чтобы спасти ему жизнь, мы долго скрывались, но настала пора показаться на свет.

Дракон вернулся в Вестерос, чтобы заявить свое право на то, что принадлежит ему с рождения, и отомстить за своего отца, и принцессу Элию — свою мать. Ради нее я обращаюсь к Дорну: Джон Коннингтон, лорд Гнезда Грифонов, десница истинного короля.

Арианна прочла письмо трижды, затем скатала и запихнула назад в рукав. Письмо ни словом не обмолвилось ни о Дейенерис Бурерожденной… ни о принце Квентине, родном брате Арианны, отправленном к трону драконьей королевы. Принцесса вспоминала, как отец вложил ей в руки кайвассную фигурку из оникса и тихим сиплым голосом излагал свой план. И Джон Коннингтон — если это и вправду был он — тоже предлагал огонь и кровь. Сын Элии… Я лил бы слезы радости, если родная кровь моей сестры осталась жить на свете, но где доказательства, что это Эйегон?

И Арианна знала, что на самом деле он спрашивает: На Костяном Пути и Принцевом перевале сгрудились два дорнийских войска; там они стояли, точили копья, полировали доспехи, играли в кости, пили, ссорились, с каждым днем их ряды редели — и все они ждали, ждали, ждали того дня, когда принц дорнийский спустит их на врагов дома Мартеллов. Принц дорнийский был сама осторожность: На третий день, в середине утра, на горизонте показался Призрачный Холм — белые меловые стены сияли на фоне лазури Дорнийского моря.

На квадратных башнях в углах замка трепетали знамена дома Толандов: Солнце и копье дома Мартеллов полоскались над главной центральной башней — золотокрасно-оранжевые, непокорные. Принц Доран послал вперед воронов, чтобы известить леди Толанд о приходе Арианны и ее спутников, так что ворота замка были открыты, и старшая дочь Нимеллы вместе со своим стюардом выехала навстречу, чтобы встретить гостей у подножия холма.

Валена Толанд — высокая и бодрая — приветствовала Арианну криком: Неспешные у вас кони! Валена развернула своего огромного рыжего коня и пришпорила, и понеслась гонка по пыльным улицам деревни под холмом, и куры и крестьяне разбегались с дороги.

В тот момент, когда Арианна пустила свою кобылу галопом, она отставала на три корпуса, но на склоне холма сократила разрыв до одного. Бок о бок они неслись к воротам, но в пяти ярдах от ворот из облака пыли вырвалась Элия Сэнд, чтобы пронестись мимо на своей черной кобылке.

Кто бы ни сочинил ей это прозвище, ему предстояло за это ответить — впрочем, его наверняка выдумал сам принц Оберин, а Красный Змей ни перед кем не держал ответа, кроме себя самого. Раз уж ты первой оказалась во дворе — честь напоить и разнуздать лошадей принадлежит тебе. Элия была в мелу и пыли с макушки до пят. В этот вечер Арианна и ее рыцари ужинали с леди Нимеллой и ее дочерями в великом чертоге замка. У Теоры — младшей дочери — были те же рыжие волосы, что и у Валены, но в остальном они были ничем не похожи.

Теора была мала ростом, толста и так застенчива, что могла бы сойти за немую — она уделяла больше внимания жаркому с перцем и утке в меду, чем пригожим юным рыцарям за тем же столом, и предоставляла своим матери и старшей сестре говорить за весь дом Толандов.

Никто толком не знает,откуда взялись эти люди и кто они. Теперь говорят, что это Джон Коннингтон, десница Безумного Короля, восстал из могилы, чтобы заявить права на свое наследство.

Кто бы это ни был, они взяли Гнездо Грифонов. Арианна немедленно вспомнила про милую Сильву-Крапинку. Ходят слухи о слонах в Дождливом Лесу.

В воде плавают мертвецы — нескольких выкинуло и на наши берега. И это еще не все — на Пыточной Глуби завелся новый пиратский король. Лорд Уотерс, вот как он себя называет. У этого настоящие боевые корабли, трехпалубные, чудовищно огромные. Лучше бы вам и не пытаться плыть морем. С тех пор, как флот Редвинов ушел за Ступени, эти воды так и кишат чужестранным кораблями — по всему морю до Тартских проливов и залива Губительных валов.

Мирийцы, волантийцы, лиссенийцы, даже налетчики с Железных Островов. Некоторые вошли в Дорнийское море, чтобы высадить войска на южной стороне мыса Гнева. Мы нашли вам отличный быстрый корабль, как приказал ваш отец, но все равно… берегите себя. Арианне хотелось спросить Толандов о своем брате, но отец предупредил ее: Если эти корабли не привезли домой ни Квентина, ни его драконью королеву, лучше его и не поминать.

Только отец и самые доверенные люди знают о миссии Квентина Мартелла, с которой он отправился в залив Работорговцев. Леди Толанд к таким не относились. Если бы это был Квентин, он, конечно, привез бы Дейенерис назад в Дорн. Зачем ему высаживаться где-то на мысе Гнева, среди штормовых лордов? Что, если эти корабли повернут на юг?

Львиная доля войска Толандов стоит с лордом Айронвудом на Костяном Пути. Кто будет защищать Призрачный Холм, если чужаки высадятся на наших берегах? Не стоит ли мне призвать моих людей домой? Арианна не замедлила подкрепить его слова кивком. Любой другой совет — и войско лорда Айронвуда развалится, как ветхий гобелен, когда все воины разбегутся по домам — защищать их от врага, который может прийти, а может и не прийти. Именно в этот момент одутловатая толстушка Теора оторвала взгляд от пирожных с кремом у себя на тарелке: Теора легко кивнула, и губы у нее задрожали.

И везде, где танцевали драконы, люди умирали. Жирная пища не для девочек твоего возраста, пока телесные соки не пришли в равновесие. Мейстер Томан говорит… — Ненавижу мейстера Томана, — объявила Теора и выскочила из-за стола, оставив свою леди-мать приносить извинения.

Везде он жег своих врагов — он и его сестры; но мы утекли от него, оставив драконьему огню только камень и песок. И драконы вились кругами, хватая себя за хвосты от недостатка другой пищи, пока не завязались узлом. Все это записали мейстеры, служившие нам — у нас есть книги, если принцессе угодно узнать об этом поподробнее. Ночью, когда Призрачный Холм уснул, принцесса накинула от ночного холода плащ с капюшоном и вышла на крепостную стену — прояснить голову.

Там ее нашел Дейемон Сэнд — Арианна облокотилась на парапет и глядела в море, где луна плясала среди волн. Глаза синие, как небо над пустыней, волосы русые, как пески пустыни, оставшейся за спиной. Коротко подстриженная борода очерчивает контуры сильной челюсти, но не прячет ямочки на щеках, когда он улыбается. Бастард из Дара Богов — еще и один из лучших воинов Дорна, как и следует ожидать от того, кто был оруженосцем принца Оберина и принял посвящение в рыцари от самого Красного Змея.

Кое-кто поговаривал, что Дейемон был и любовником ее дяди тоже — хотя такие вещи редко говорили в лицо. Арианна не знала, правда ли это; однако ее любовником он был. В четырнадцать лет она отдала ему свое девичество. Дейемон был немногим старше, так что в постели они были неуклюжи настолько же, насколько страстны. До сих пор сладко было вспоминать об этом. Арианна одарила его самой соблазнительной улыбкой.

Лицо сира Дейемона осталось каменным. Я бастард, — он взял ее руку в свои. Ладно, давай тогда поговорим. Может ли это быть настоящий принц Эйегон? Если нет — значит, нет. Это какой-то самозванец, не более того — хитрость наемников, чтобы привлечь других на свою сторону.

Он очень любил свою сестру. Говорят, что мне один раз дали на руки подержать ее дочь Рейенис, но я была слишком мала и теперь этого не помню. Эйегон — настоящий или подложный — будет для меня чужаком, — принцесса помолчала. Сказать по правде, она ненавидела Квентина все те годы, когда воображала, что отец хочет назначить брата наследником вместо ее самой — но это оказалось недоразумением.

Она была наследницей Дорна, в этом отец ее заверил. Квентин был предназначен в мужья драконьей королеве Дейенерис. В Солнечном Копье висел портрет другой принцессы Дейенерис — той, что приехала в Дорн и вышла замуж за одного из предков Арианны. В детстве Арианна часами его рассматривала — еще в те дни, когда она была плоскогрудой нескладехой и каждую ночь молилась богам, чтобы те сделали ее красивой. Теперь другая движется сюда с войной, и мой брат станет ее королем и супругом.

Король Квентин — ну почему это звучит так глупо? Почти так же глупо, как представлять Квентина верхом на драконе. Ее брат был серьезным юношей, хорошо воспитанным и преданным долгу, но скучным. Боги даровали Арианне всю ту красоту, о которой она молилась, но Квентин, должно быть, молился о чем-то другом. Голова у него была слишком большая и какая-то квадратная, волосы цвета высушенной грязи.

Плечи покатые, живот великоват. Сказать по правде, она почти его и не знала. В юности дядя Оберин бился с Эдгаром на дуэли и нанес ему рану, от которой тот заболел и умер. После этого Оберина стали называть Красным Змеем и поговаривать о яде на его клинке. Айронвуды — дом древний, гордый и могущественный. До прихода ройнаров они были королями и царствовали над половиной Дорна, и рядом с их владениями собственные земли Мартеллов были ничем.

За смертью лорда Эдгара неминуемо должны были последовать кровная месть и восстание, но отец Арианны ответил незамедлительно. Красного Змея выслали в Старомест, а потом и вовсе в Лисс через Узкое море, хотя никто не осмелился назвать это ссылкой. И в должном возрасте Квентина отдали в воспитанники лорду Андерсу — как знак доверия. Этот шаг избавил Солнечное Копье и Айронвудов от разлада, но породил новый разлад — между Квентином и Песчаными Змейками… и сама Арианна была гораздо ближе со своими кузинами, чем с далеким братом.

От ветра с моря руки у нее покрылись гусиной кожей до самого плеча. Арианна запахнула плащ потеплее и отправилась в постель. Отчалил он с утренним приливом. Боги были милостивы к ним: Даже при попутном ветре путешествие заняло добрые сутки. Джейн Ледибрайт маялась морской болезнью, и почти все плавание ее тошнило. Элию Сэнд это, кажется, веселило. Я — Леди Копье. Арианна решила, что с нее достаточно.

Марш в каюту и сиди там, пока мы не доберемся до суши. Кроме этого разговора, ничего примечательно в пути не случалось. На закате они заметили вдалеке галею — весла опускались и поднимались под вечерными звездами, но чужой корабль уходил от них прочь, и скоро превратился в точку и исчез.

Арианна сыграла партию в кайвассу с сиром Дейемоном, потом еще одну с Гарибальдом Шеллсом и каким-то образом ухитрилась обе проиграть.

Сиру Гарибальду хватило такта сказать, что Арианна играет отважно, но Дейемон разродился насмешкой: Попытайтесь как-нибудь двигать и их тоже.

Этот бастард настолько же самодоволен, насколько хорош собой. Расскажи мне о принце Визерисе. Визерис тоже был красив? Я никогда его не видел. Тайный договор, который принц Доран заключил много лет назад, предлагал обвенчать Арианну с принцем Визерисом — не Квентина с Дейенерис. Этот план был обращен в ничто в Дотракийском море, когда Визерис был убит, коронован горшком расплавленного золота. Визерис был ее родным братом, всем, что осталось от ее рода.

Кто знает, отчего они могут убить человека? Может, Визерис подтер себе задницу не той рукой. Арианна II [3] По всему южному побережью Мыса Гнева стояли обветшалые сторожевые башни — их воздвигли еще в стародавние времена, чтобы оповещать побережье о дорнийских налетчиках, приходящих в набег из-за моря.

Со временем вокруг башен выросли деревни, а кое-где и целые городки. Над крепким деревянным палисадом вокруг башни полоскались на ветру знамена с оленем и львом короля Томмена — знать, в этих местах власть Железного Трона все еще держалась.

Если мятеж лорда Коннингтона подавят, и притом будет известно, что на переговоры с ним и с его претендентом Доран присылал свою дочь — всем несдобровать. Еще один урок, который ей внушил отец: Скорбящий городок был достаточно велик, чтобы дорнийцы смогли найти лошадей на продажу, хотя и по цене впятеро большей, чем те могли стоить год назад. Люди Грифона забирают себе всех лошадей и мулов, какие им только на глаза попадутся, и волов тоже.

Некоторые дают расписки на пергаменте, если у них попросить денег, но есть и другие — эти вспорют тебе брюхо и заплатят твоими собственными кишками.

СОДЕРЖАНИЕ

Если на таких наедете, лучше придержите язык да отдавайте коней миром. Еще в городке уместились три таверны, и во всех трех в общих залах кишмя кишели слухи.

Арианна разослала людей в каждую — послушать, что говорят. Той ночью Арианна отправила назад в Дорн первого ворона — сообщить отцу обо всем, что они увидели и услышали. Утром, когда среди остроконечных крыш и кривых улочек Скорбящего городка сквозили первые солнечные лучи, отряд выехал на дорогу к Туманному Лесу. К середине утра пошел легкий дождик, а дорнийцы все ехали и ехали на север среди зеленых полей и деревенек. Никаких следов сражений видно не было, но все путники, что попадались отряду на разъезженной дороге, шли навстречу, на юг, и женщины в деревнях смотрели на проезжих исподлобья и не отпускали от себя детей.

Дальше на север поля уступили место покатым холмам и густым старым рощам; дорога превратилась в проселок, и деревни стали попадаться реже. Закат застал дорнийцев на опушке Дожделесья — влажного зеленого царства ручьев и речушек, текущих по темному лесу, грязи и гниющих листьев под ногами. Над водотоками склонялись громадные ивы — больше, чем Арианне когда-либо доводилось видеть; огромные стволы, корявые и морщинистые, точно старческие лица, обросли бородами седого мха.

Деревья со всех сторон обступали дорогу, заслоняя солнце: Под спутанными сучьями благоденствовали цветы и папоротники: Грибы лезли наружу из-под древесных корней, да и с самих стволов тоже, словно пегие ладони, в которых собирался дождь. На других деревьях пушился мох, зеленый, серый, с красной опушкой и иной раз ярко-пурпурный. Камни обросли лишайником, гнилой валежник облепили поганки.

Даже воздух здесь был какой-то зеленый. Арианна как-то слышала, как отец и мейстер Келион спорили с септоном о том, почему северное и южное побережья Дорнийского моря так не похожи друг на друга.

Септон уверял, что дело в Дюрране Богоборце, первом Штормовом короле, который украл дочь у Бога моря и Богини ветра, чем и заслужил их ненависть на веки веков. Принц Доран и мейстер склонялись к тому, что дело в воде и ветре и говорили о том, как большие бури, что образуются в Летнем море, собирают там влагу, несут ее на север и разбиваются о Мыс Гнева. Путешествие теперь шло куда как медленнее, чем в Дорне: Иногда дорога и вовсе пропадала, утонув в болоте или затерявшись в папоротниках — тогда Арианне и ее товарищам приходилась искать себе новый путь среди молчаливых деревьев.

Дождь шел по-прежнему — беспрестанный, нескончаемый. Везде дорнийцев сопровождали звуки капель, и каждую милю пути или около того в хор вступал очередной водопадик. В лесу в избытке встречались и пещеры — в первую же ночь дорнийцы остановились в одной из них, чтобы укрыться от дождя. В Дорне, бывало, они нередко ездили и по ночам, когда под лунным светом пески загорались серебром — но в Дожделесье было слишком много болот, оврагов и карстовых вымоин, и под древесным пологом, где про луну можно было только вспоминать, царила кромешная тьма.

Перышко разжег костер и изжарил на нем принесенных сиром Гарибальдом пару зайцев с диким луком и грибами, найденными у дороги. Когда отряд отужинал, Элия Сэнд соорудила себе факел из палки и сухого мха и отправилась исследовать недра пещеры. Принцесса проиграла партию в кайвассу Деймону Сэнду, выиграла другую у Джосса Худа, потом ретировалась, оставив Деймона с Джоссом учить правилам Джейн Ледибрайт.

2 comments on “Ветра зимы мартин читать”

  1. Вихри зимы (Ветра зимы) Джордж Мартин Глава 1. Барристан I Во тьме ночной летели мертвецы и пада.

  2. Электронная библиотека "Семь Книг" - скачать книги epub, fb2, pdf, txt · Книги Джордж Мартин — Вихри зимы (Ветра зимы) | The Winds of Winter События шестой книги «Ветра зимы» расскажут о том, что произошло в заливе.